master_moose

Listens: Обнимая небо крепкими руками

Categories:

История пятая. Кианг и Пафнутий

Кианг любил смотреть на звёзды. Особенно хороши они были тёмными  августовскими ночами. Звёзды загадочно перемигивались в холодной и бездонной пустоте. Иногда среди них стремительными росчерками проносились метеориты или проплывал, поблёскивая боками, какой-нибудь спутник, а Кианг, задрав голову, сидел в кресле-качалке на заднем дворе своего домика и зябко кутался в любимый клетчатый плед. Звёзды настраивали на размышления о тщете всего сущего и непознаваемости мироздания. 

На облака Кианг тоже любил смотреть. Обычно он делал это на соседнем поле, куда уходил, прихватив походный коврик, блокнот с ручкой, пару бутербродов и термос с  какао. Он ложился на спину, заложив передние ноги за голову, и, жуя травинку, разглядывал неспешно плывущие по ярко-синему небу белоснежные кучевые громадины.  Бывало, что в такие минуты, среди мечтаний и фантазий, на ум Киангу приходили дельные мысли, и тогда он прилежно записывал их в блокнотик.

Кианг вообще любил небо. В детстве он хотел стать космонавтом, но довольно быстро выяснил, что представители семейства лошадиных плохо переносят перегрузки. Вдобавок, они требуют слишком больших затрат топлива для вывода на орбиту по причине солидного телосложения. Кого только не отправляли в космос: и собак, и кошек, и крыс, и обезьян, а вот лошадиных — ни разу. Была в этом какая-то вселенская несправедливость, но Кианг смирился. Потом Кианг решил стать лётчиком. Он прочёл целую кучу мемуаров бывалых авиаторов, изучил десятки томов специальных книг по самолётовождению и устройству летательных аппаратов, двадцать девять раз прыгнул с парашютом в Ещёпопопинском аэроклубе и сдал экстерном все положенные экзамены. 

Когда Кианг явился на врачебно-лётную экспертную комиссию, самый главный эксперт строго посмотрел на него поверх очков и сказал, что лошадей ни в какие лётчики не берут, потому что если в гражданские, то они своим ржанием пассажиров и диспетчеров пугают, а если в военные — то вероятных друзей смешат.  Да и, вообще, не положено. Тогда Кианг деликатно заметил, что он не совсем лошадь, и, в доказательство своих слов, предложил эксперту навести справки в книжке «Прикладная иппология». Эксперт посмотрел в книжку, хмыкнул и сообщил, что ослов в лётчики не берут тем более. «Сам ты осёл!» — подумал Кианг и грустно поплёлся восвояси. На этом его профессиональная лётная карьера закончилась, но мечты остались. 

Пафнутий, в отличие от Кианга, свою мечту сумел реализовать. Удалось это ему потому, что ни к каким врачам он не ходил и никакие экзамены не сдавал, а просто взял и построил самолёт. Пафнутий вообще не был склонен к рефлексии. Довольно быстро он стал известным  в узких кругах путешественником (некоторые за спиной даже называли его авантюристом). 

Основными затруднениями в жизни Пафнутия были перемещение вне самолёта, тяжёлый характер и  врождённая непереносимость селёдки. Дело в том, что Пафнутий родился тюленем, точнее говоря, байкальской нерпой. Он вполне комфортно чувствовал себя в родных стихиях, к коим причислял не только Мировой океан, но и океан небесный, и в кабине уникального, построенного по собственному проекту  гидросамолёта. Однако, когда дело доходило до суши (не в смысле японского кушанья), Пафнутий оказывался не в своей тарелке. Ласты, как известно, для пеших прогулок не приспособлены: и медленно, и неуклюже, и командирская фуражка всё время сползает на нос. 

Поэтому по земной тверди Пафнутий любил перемещаться на БАМ(С)-007 — собственноручно изготовленном  «быстроходном аэромобиле модернизированном (специальном)». Номер «007» машина получила из-за стечения обстоятельств: накануне Пафнутий расколотил при испытаниях шестой по счёту прототип, а вечером по телевизору показывали «Из России с любовью». В итоге Пафнутий стал горячим поклонником Джеймса Бонда, а следующий вариант БАМ(С)а обрёл соответствующий цифровой индекс. Впрочем, в обиходе никто этим не заморачивался, и все называли персональный транспорт Пафнутия просто бамсом. 

Конструктивно бамс представлял собой тележку с пропеллером и возможностью установки небольшого крыла, которое не обеспечивало полноценного полёта, но позволяло перепрыгивать через препятствия. В гидросамолёте, построенном по аэродинамической схеме «рама», был предусмотрен специальный отсек для размещения бамса. После посадки створки грузового люка раскрывались, и суровый авиатор выезжал по своим делам непосредственно из фюзеляжа. 

Пафнутий регулярно залетал погостить у Кианга, потому как они были давними и проверенными друзьями. Поначалу ещёпопопинцы и жители окрестных деревень дичились невиданного персонажа с его невероятной техникой, но со временем привыкли и каждый раз, завидев заходящий на посадку самолёт, высыпали на берега Ататайки, приветственно размахивая шляпами. Иногда случались мелкие неприятности. То воздушным потоком от винта сдувало в речку какого-нибудь зазевавшегося мюсля, то на ферме у Тыц-Тыц и Бац-Бац от шума авиационного мотора переставали нестись куры, но, тем не менее, Пафнутия в уезде уважали и любили. 

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.